Shabal bin-Jusef al-Rusht (shabalrusht) wrote,
Shabal bin-Jusef al-Rusht
shabalrusht

Categories:

Ненависть (продолжение)

Ненависть (1)
http://shabalrusht.livejournal.com/396506.html

Я родился перед войной. Говорить, что я помню ее начало - утверждать, будто младенец помнит, как он болел скарлатиной или как ему делали обрезание. На восьмой день после моего рождения в нашу квартиру в Каунасе пришел моэль и сделал все положенное и прочел молитву. Под мои крики он показал меня всем собравшимся на брис родственникам, объявил, что меня зовут Иосиф и запел "Ха ва нагила", семья подхватила песню, зазвенели стаканы с вином, с пожеланием "мазаль тов" дяди, тети и кузены подходили к аба и мамеле. Но все же я был главным на том празднике!
Каунас бомбили через два дня, Красная Армия быстро ушла из города, литовцы начали собирать и расстреливать евреев. Немцы им не мешали, но чтобы был порядок, собрали евреев в гетто. Из маминых и папиных братьев и сестер не уцелел никто. Оба дедушки и обе бабушки были расстреляны в первый день немецкой *оккупации. Дядьки и тетушки подвергались "селекции", все мои кузины и кузены пропали - в лагерях в Германии или в Польше, а кто и от голода прямо в Литве.
Как уцелели мои папа и мама знает только папа. Известный в Каунасе врач, в гетто он был плотником или выполнял черные работы. Он мог выходить из гетто днем, чтобы возвращаться ночью. Так он не всегда возвращался во-время, а полицейские из его бывших пациентов "не замечали" его отлучек. Его пациенты, какая-то часть, не все, давали для меня кусок хлеба, иногда даже с лярдом или со шкварками. Ему несколько раз пришлось упрашивать хуторян, кто жил рядом с Каунасом, чтобы маму приютили вместе со мной. Через год после начала войны аба со мной и мамеле ушел из гетто и мы уже не вернулись туда. Мы стали жить на хуторе втроем, нашим домом был свинарник. Когда на хутор приезжали полицейские или солдаты, надо было юркнуть в погреб, вырытый прямо в хлеву, и сидеть тихо-тихо.
Литву освободили советские солдаты. Не надо было уже прятаться, только все время хотелось есть и было холодно. Папе удавалось приносить какую-то еду, дрова для железной печки, которую поставили прямо в комнате, приходилось где-то добывать. Несколько раз на дрова рубили книжные шкафы из папиного кабинета. Несколько советских офицеров-летчиков организовали перевозку литовских евреев в Польшу. Мама и папа решили уехать туда, чтобы потом добираться до Иерусалима, польские власти не препятствовали исходу евреев в Палестину. Не знаю, чего это стоило, но транспортным самолетом нашу и еще две еврейскпе семьи вывезли. Так мы оказались в городе Кельце, что к югу от разбомбленной Варшавы.

Мне уже исполнилось шесть лет и было мне очень одиноко в этом Кельце. Еврейских мальчиков и девочек в городе было немного, польские мальчишки не брали меня в свои игры и кричали мне "zyd!", почему-то очень обидно. Я просил у мамы для себя братика, сестричку или хотя бы кошку. Мама сердилась, говорила: "Потом!" и давала мне черный сухарик. А я бы делился с киской своим молоком и ловил бы для неё рыбу, я видел, как мальчишки наволочкой ловили мальков в пруду. Разве киска объела бы нас?
Зося, двенадцатилетняя дочка нашего соседа, сказала, что у её бабушки крольчиха окотилась и она договорится, чтобы одного крольчонка отдали ей, а она может передать его мне для воспитания. "Только ты мусишь хорошо его кормить и заботиться о нем!" - строго сказала Зося и мы пошли к её бабце. Крольчонок уже открыл глазки, забавно вздергивал верхнюю губу и колотил задними лапками. Всю дорогу домой он сидел у меня в ладошке, которую я держал за пазухой и щекотил мою ладонь своим дыханием. Я уже любил его почти так же сильно, как свою мамеле. "Надо будет нарвать ему побольше травы и сбегать на загородные огоролы, надергать морковки. Когда мама будет варить борщ, пусть мою капусту отдает Мимишке, мне и картошки в борще хватит. Я и на ячневой каше проживу, кажется, кролики и зайцы не любят кашу. Ни в одной сказке зайцы и кролики кашу не едят, они ведь не журавли и не мышки."

Мы уже подходили к дому, где нас встретил Владек - старший брат Зоси.
- Зоська, что ты шляешься с этим жиденком, курва? А ну, покажи, что спер, пся крев! - Владек выхватил у меня крольчонка. Сжав его голову двумя пальцами, рассмотрел, а перехватив его за уши, внезапно ударил меня крольчонком по лицу. Мимишка не пискнул, голова его повисла безжизненно, я почувствовал что-то мокрое на щеке и на лбу. Утерся рукой, на ладони была кровь.
Прибежал домой, плакать у меня не получалось, перехватывало горло икотой. Дома у нас были какие-то люди, суетились старухи в черном. Высокий еврей в круглой шляпе, покрыв плечи талесом, напевал заунывную молитву на иврите. День, а мама лежит на кровати, глаза ее закрыты. Рядом с кроватью сидит аба.
- Йоселе, убили нашу маму. Осиротели мы с тобой, Йоселе. Вырваться из литовского гетто, чтобы угодить в польский погром - то настоящее еврейское счастье, что тут сказать!

продолжение следует
Tags: рассказик
Subscribe

  • Миниатюры (новые)

    Подушка Тётка моя двоюродная - Пуховая Подушка - необыкновенных достоинств существо! Огромная, мягкая, удивительно нежная. Сон на ней чудесный,…

  • Рог

    У Семёна Петровича вырос рог. Добро бы выросли густые ветвистые рога, как у оленя! Единственный рог вырос кривым, закрученным направо, прямо над…

  • Мудрецы из Хелма

    Маленький домик хелмского рабби на окраине города редко пустовал. Да, дети выросли из разъехались - два сына уже служили раввинами, один в Литве,…

promo shabalrusht february 26, 2016 14:40 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Промоблок свободен. Размещение в нем вашего поста за ... а сколько не жалко, я не жадный! Записи националистрической направленности, оскорбляющие и унижающие любые религии (включая атеизм), утверждающие превосходство какой-либо расы, содержащие ненаучные факты, данные, теории преследуются…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Миниатюры (новые)

    Подушка Тётка моя двоюродная - Пуховая Подушка - необыкновенных достоинств существо! Огромная, мягкая, удивительно нежная. Сон на ней чудесный,…

  • Рог

    У Семёна Петровича вырос рог. Добро бы выросли густые ветвистые рога, как у оленя! Единственный рог вырос кривым, закрученным направо, прямо над…

  • Мудрецы из Хелма

    Маленький домик хелмского рабби на окраине города редко пустовал. Да, дети выросли из разъехались - два сына уже служили раввинами, один в Литве,…