Shabal bin-Jusef al-Rusht (shabalrusht) wrote,
Shabal bin-Jusef al-Rusht
shabalrusht

Categories:

Ненависть

Маленький Юрген был счастлив, два месяца назад ему исполнилось десять, а сегодня его приняли в Гитлерюгенд и вот он уже пимпф. Четыре года в Юнг фольк, а потом член дружины, а когда вырастет, стать членом партии, как отец. Юргену было только шесть, когда отец прижал его к груди, оцарапав щеку пуговицами мундира - он заскочил домой, чтобы попрощаться перед поездкой на фронт.
Все тогда шло отлично. Мама улыбалась, получая письма от папы из Франции, Дании, Польши. Папа присылал посылки почтой или их привозили в Дрезден папины сослуживцы - вкусные сыры, красивые банки с консервами и бутылки с винами. В Дрездене все вокруг ходили веселые, члены Юнг фолька и Гитлерюгенд маршировали с факелами, ходили в походы и занимались гимнастикой. Почти у каждого в школе отец был на фронте и мальчишки обменивались марками, которые отклеивали с конвертов отцовских писем, и ждали отцов с победой над всеми врагами.
А потом все вдруг стало плохо. Сообщили, что папа погиб на фронте. Мама получила бумагу о его смерти и Железный крест отца. Посылки больше никто не присылал, а в магазинах и лавочках исчезли продукты. Пригодилось есть овсянку без молока и сахара - очень невкусную. Иногда весь обед состоял из тушеной брюквы и капустного супа. А еще часто стали прилетать самолеты и бомбить город - очень страшно. Надо было быстро собираться и уходить в подвал, где было бомбоубежище. Только взрывы от бомб были слышны и там, стены ужасно тряслись, с потолка и стен сыпались пыль и кирпичная крошка. Мама все время плакала. Юрген тоже хотел заплакать, но надо было утешать маму, хоть губы дрожали и приходилось их кусать.

Юргена вместе с мамой отправили в Силезию, в город Бреслау - там было гораздо безопаснее. Работу в Бреслау мама не нашла, а прожить на отцовскую пенсию и детское пособие Юргена невозмжно. Приходилось ездить к фермерам за город, помогать им убирать урожай, ухаживать за скотом, выполнять самую разную крестьянскую работу. Денег бауэры не платили, но в доме теперь были картошка, брюква, капуста. Стакан молока Юрген каждый день честно делил с мамой, иногда фермеры давали за работу кусок кролика, гораздо реже - кусочек свинины. Теперь Юрген рад был и куску хлеба с лярдом, сливочное масло он не видел уже давно.

Фюрер по радио говорил о небходимости сплотиться и дать отпор, а все вокруг, и мама тоже, ожидали полчища варваров, орды большевиков. Всех немцев они превратят в рабов, женщин будут насиловать и убивать. Уехать Юргену и муттер было некуда, оставалось покорно ждать своей участи. Когда вермахт и СС прекратили сопротивление - большая часть погибла, кто-то сдался, кто-то с боями отступил в сторону американцев и британцев, в город вошли русские войска. Орда большевиков оказалась вовсе не страшной, они даже стали раздавать какой-то "борсч", сваренный в полевых кухнях. Женщин не насиловали, Юрген сам слышал, как мама обсуждала с соседками, что какие-то Лиззи и Марта сами "вешались" на русских офицеров. Юрген не понимал, зачем русскому надо ходить с висящей на нем Лиззи. Красная армия ушла, по радио объявили о капитуляции, мама плакала. По городу были расклеены распоряжения новых польских властей с призывом к немцам уехать в Германию, в Силезию стали съезжаться поляки из-под Варшавы и Кракова, с Востока и Юга. Бреслау стал Вроцлавом, отовсюду звучала польская речь, вывески на лавках и магазинах менялись на польские. Язык был странный, вроде бы написано все теми же буквами, а ничего не понятно.

Шум и крики на улице, Юрген подошел к окну и увидел, как трое молодых мужчин бьют герра Мюллера. Фрау Мюллер кричала и пыталась оттащить одного из мужчин, а тот ударил ее кулаком по лицу, повалил на тротуар и пнул ногой в живот. Фрау Мюллер было больше шестидесяти, ей трудно было подняться на ноги, она стояла на тротуаре на коленях и плакала, сплевывая кровь. Герр Мюллер уже не кричал, голова его качалась от ударов вправо-влево, под руки его придерживали двое, третий бил.
Дверь квартиры, в которой жил Юрген с матерью, затряслась от ударов, после одного особенно сильного удара дверь распахнулась, замок и засов не выдержали. Юрген получил сильную оплеуху раскрытой ладонью, щека распухла и запылала, из разбитой губы потекла кровь. Молодой поляк подошел к матери Юргена и одним движением разорвал её платье на груди.
- Юрген, бегом на кухню и сиди там тихо! - ослушаться мамы было невозможно. На кухне Юрген уставился в окно и смотрел, смотрел во двор, ничего не видя вокруг. Шумело в голове и в ушах стоял мамин голос. Мальчик не видел, как из окна четвертого этажа выпрыгнула Берта, ей было 14 лет. Трое перегнулись из комнаты в двор, наблюдая, как Берта пытается отползти подальше от дома - обе ноги ее были сломаны и она не силах была подняться.

продолжение следует
Tags: рассказик
Subscribe

  • Миниатюры (новые)

    Подушка Тётка моя двоюродная - Пуховая Подушка - необыкновенных достоинств существо! Огромная, мягкая, удивительно нежная. Сон на ней чудесный,…

  • Рог

    У Семёна Петровича вырос рог. Добро бы выросли густые ветвистые рога, как у оленя! Единственный рог вырос кривым, закрученным направо, прямо над…

  • Мудрецы из Хелма

    Маленький домик хелмского рабби на окраине города редко пустовал. Да, дети выросли из разъехались - два сына уже служили раввинами, один в Литве,…

promo shabalrusht february 26, 2016 14:40 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Промоблок свободен. Размещение в нем вашего поста за ... а сколько не жалко, я не жадный! Записи националистрической направленности, оскорбляющие и унижающие любые религии (включая атеизм), утверждающие превосходство какой-либо расы, содержащие ненаучные факты, данные, теории преследуются…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments